Одна последняя актуализация Робота

Хоровод

Кааурурн Гахамхиошл

из книги "Под языком змеи"

Эта реальность стала весьма уютным местом - для тех, кто понимал.
Из наблюдений понимающих

Хоровод

Массовицы-затейницы водили поутру хоровод и одна за другой кивали в сторону объектности реального мира, приглашая ту присоединиться к священному действу.

В муниципалитете в это время царило рабочее оживление. Сновали в белых рубашках навыпуск синекожие клерки, а вот мужчин в пиджаках да галстуках было не видать. Тех плотно сбитых, с проседью в приглаженных волосах мужичков, похожих на шоколадных пасхальных зайцев в серебристой фольге. Все семьянины, как на подбор - годятся в отцы, чистят зубы, как вы или я, а по воскресеньям совершают велопробег.

"Не любят они этого. - Одними глазами переговаривались должностные лица. - Не нравятся им мужчины в костюмах, вызывают опаску с недоверием, очень скоро переходящим в желание разрушать. Будем ходить перед ними без пиджаков, а у кого еще остался галстук - тот пускай на нем и удавится для собственного же блага."

Не видно ли механической кобылы? Нету ли поблизости женщины-робота? Не стали ли мы предметом пристального интереса кошачьей грации? - Задающиеся подобными вопросами люди были хорошо подготовлены к возможному появлению затейниц.

Они были опытны, квалифицированы, знали, как себя вести в таком случае. Скажем, при появлении женщины-кобылы, яростно насаживающейся на любые члены, необходимо слегка податься вперед тазом и высвободить половой орган, после чего застыть в ожидании дальнейших указаний. Если круп выберет вас, вы поймете. Ну а явление женщины-робота должно сопровождаться общим построением - руки в стороны, ноги на ширине плеч. Она любит сосать хуи и вылизывать яйца, ее рот сам находит то, что ей больше всего по душе. В том же случае, если появляется кошка, муниципальные мужи автоматически опускаются на колени, открывают рты, высовывают языки и терпеливо ждут, пока кошечка не соизволит помахать попкою перед лицом.

"Они появляются здесь для того, чтобы нас насладить." - Думают мужи. И их оценка вполне справедлива. Наслаждение мужчин - это главное условие для девушек. Даже если те сами не понимают, почему должны поступать именно так, это закон.

Вместе с затейницами, которых, кстати, никто не видел, в муниципальные органы Антананариву вошли спортивные трико, облегающие кожанки, латексные шорты и кляп, но последнее уже на любителя. Некоторые предпочитают анальные вставки с механическим хвостом, который во время ходьбы шевелится, как живой - туда и сюда.

Когда генеральный спонсор муниципалитета, Ан Рур Уаак, заходит в помещение, все ему кланяются, говорят "Салям". Работа кипит.

"Что-то тут не так." - Думает наркобарон и эта мысль посещает его не в первый раз. На самом деле он стал задумываться об этом задолго до того, как все началось, может быть, уже в первое посещение, когда, ожидая подвоха, сам был скован, предельно осторожен, если не сказать - в отчаянии. Да, он был в отчаянии, когда, переставляя деревянные ноги, шел мимо работавших муниципальных клерков, каждая фигура которых могла сулить неприятности. Но неприятностей так никогда и не случилось.

Под внешней заурядностью административного учреждения чудилось что-то мутное, тяжелое и самое себя тяготящееся, липкое - будто бы отовсюду тянулись невидимые щупальца, стремившиеся холодной ласкою обласкать любого, кто сюда вошел, обвиться и сжаться, запечатлевая образ, как это делает масса, формирующая посмертный гипсовый слепок.

О да, что-то страшное происходило здесь и, происходя, стыдилось того, - как семья повешенного, расположившаяся в маршрутке, когда та несется, лихо подпрыгивая по ухабам, но вдруг притормаживает на красный, стыдится действий водителя, ибо затормозить - значит показать свою слабость. Какой-то мучительный вопрос сродни подавленному крику ужаса висел в воздухе, тем не менее, Ан Рур Уаак чувствовал, что именно ему не нужно опасаться этого происходящего. Тревогу вызывали клерки, чья внешняя безобидность, как не тронутая печатью мимики морда медведя, сама по себе была не самым приятным из того, с чем сталкиваешься лицом к лицу. Когда начиналась движуха и к мэру заявлялся прокурор со свитою, это тоже заставляло нервничать - мало ли кто и когда надумает сорваться. Но то, в существовании чего любой мечтал бы усомниться, - темное внешнее пространство, под давлением которого потрескивали стены и искривлялись графики экономического роста, не представляло для наркобарона предмета беспокойства.

Это было не просто чутье, а голос, который он стал слышать после того случая в баре, когда был вынужден наказать дилера... Мелкая сошка, пешка, да и украл сущую безделицу, так что можно было просто убить и двигаться дальше, ни о чем таком не задумавшись, но Ан Рур Уаак подождал, пока несчастный не поднес к губам банку пива, после чего серьезно объяснил, что это не слишком-то уважительно - пить без приказа, когда первый человек в картеле сидит прямо перед тобой. Заставил его съесть эту банку - и виноватый съел, тщательно пережевывая куски жестянки и утирая кровь с подбородка рукавом. Ан Рур Уаак тогда с удовлетворением отметил, что рядом не нашлось никого, кто осмелился бы вызвать скорую, а голос... голос отпустил внятный комментарий.

"Ты в своем праве так поступать. - Сказал он, а потом рассмеялся и добавил: - Только не думай, что тебе с этим придется жить."

Звучал он как бы из плохенькой телефонной трубки и идентификация сказавшего эти слова оставалась под вопросом, хотя Ан Рур Уаак подумал, что интонации могли принадлежать какой-то женщине. Позднее он узнал, какой.

Ее звали Ингрид и она не была связана с бизнесом, что по-первости ошеломило наркобарона, так что он стал наводить справки, не веря в возможность того, что девушка действовала сама. К моменту встречи, хотя формально они и не были знакомы, Ан Рур Уаак испытывал к ней весьма опасные чувства - он привык, не спрашивая, почему, доверять ее словам. Возможно, сыграло роль то, что он не рассчитывал увидеть владелицу голоса во плоти. Но вот увидел - и теперь с этим нужно было что-то делать.

"Если она ни с кем не связана, - думал наркобарон, - то как смогла проникнуть в мои мысли?"

Он слыл деловым, но, если честно, был человеком не самого сложного умственного склада, хотя и предавался порой пьяным мудрствованиям да наркотическим фантазиям, но складно размышлять не умел. В его голове не укладывалось, что в голову можно было проникнуть напрямую, так сказать, без наводки. Он подозрительно озирался на улице, почти надеясь увидеть черный служебный фургон. Кто это мог быть - департамент контроля за оборотом наркотиков? Или конкуренты? Те и другие не доросли до дого, чтобы осмелиться поставить жучок в мозг первому лицу картеля. Но кто же в таком случае управлял девушкой и ее голосом?

 

Кааурурн Гахамхиошл - "Под языком змеи" (фрагменты из книги):

Предисловие - железная женщина-кобыла в творчестве Кааурурна Гахамхиошла
Мадагаскарские механические пауки
Женщина-кошка, женщина-кобыла, женщина-робот
Голубое дерево в трюме
Прослыть чудовищем
Укротитель змеи среди женщин
Хорошо ловится мишка-пищалка
Примкнувшая дева
Хоровод
Остров, который сровняли с водой
Песнь металла и плоти
День влюбленных
Три и еще полдюжины
Круп твоих холмов, живот твоей пустоты
Анархистка
Что внизу, то не наверху
Самая совершенная
См. тж. главу "Тройная мандорла любви" (ссылка на другой домен)
 
РоСД(ТМ)
Разделы РоСД™
Материалы РоСД™
Книги
Copyright © 1997-2018 by Co.S.Ra.RoSD