Одна последняя актуализация Робота

Голубое дерево в трюме

Кааурурн Гахамхиошл

из книги "Под языком змеи"

Она недурна собой и живет в пещере за городом, вот все, что о ней известно.
Картотека личных дел Оро-оро

Дерево

Нандушка уже разлила жижу на трамвайных путях, а это могло означать только одно, что кому-то из завсегдатаев или же случайно забежавших в вейпшоп со стороны бульвара сегодня предстоит умереть. Процедура обезглавливания, резекции, разрезания вдоль или поперек - что это уже не важно. Вообще не важно.

Нанда - девушка-альбинос, изгнанная из племени, в последнее время, по слухам, работала на картель Оро-оро. Она прятала кокаин в собственных волосах, бледных, как напудренный парик, и без лишних сложностей проникала на грузовые суда, то есть сложности, конечно, были, но она разбиралась. Одетая как юноша - сходила за матроса-новобранца и так курсировала между Антананариву и Амстердамом.

Сейчас, когда она взбегала по трапу, при ней была наполовину пустая банка жижи "Голубое дерево" - то был прелестный раствор с послевкусием черничного пирога. Моряки, в прежние времена курившие трубки да папиросы, под влиянием моды перешли на вейп и перед выходом из порта - посылали за жижей.

"Раньше мы глотали угли и наша слюна была черной, как ночь, а теперь она бела, как кожа афроафриканца, что провисел на рее год или два." - Весело говорили они, чувствуя, как их тела переполняются здоровьем и оптимизмом. Не известно, откуда они взяли присказку про африканца, но несомненно одно - моряки, как свойственно простоватым, не получившим хорошего образования людям, были склонными к сексизму расистами и пришли бы в бешенство, узнав, кто такой этот "молодой матрос". А ведь всякое разоблачение начинается с малого, с ерунды - достаточно какой-нибудь оплошности, а там шаг за шагом дойдет и до эскалации, дальше - до рукоприкладства. Помахав кулаками, заметят торчащий сосок или какую-нибудь складочку, какой быть не должно, и вот пизда вашему прикрытию. Суматоха, полицейские сирены - быстрый суд и депортация - за борт. Позор изгнания все еще слишком беспокоил девушку, чтобы она могла допустить возможность провала.

"Что же мне теперь делать?" - Напряженно думала Нанда. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы матросы поверили в легенду и мало-помалу приняли в коллектив "этого застенчивого юношу из Нидерландов". Конечно, они не могли удержаться от того, чтобы периодически отпускать шутки о напудренном парике, но в остальное время демонстрировали политкорректное, взвешенное отношение, ведь белые люди, как гласил их неписанный кодекс чести, обязаны держаться одной командой и тогда на многое можно закрыть глаза.

С бешенно колотящимся сердцем Нанда на секунду остановилась перед проходом к кают-компании, собралась с духом и прошмыгнула мимо, пронеслась по коридору, проскочила еще один ответвлявшийся проход и нырнула в помывочное отделение, где, как она знала, в это время дня было пусто.

Она заблокировала дверную ручку пожарным топором, поставила банку на кафельный пол и разделась. Затем Нанда поискала в рюкзаке и вытащила игрушку - темно-красный шарик на ремешке. Вставив этот шарик себе в рот, застегнула ремешки и, как ожидала, это придало ее мыслям правильный настрой. Для разогрева потерев с полминуты клитор, она извлекла из рюкзака черный резиновый хуй и ввела во влагалище. Закатив глаза от удовольствия, а может - от предвкушения, стала себя понемногу поебывать.

Через некоторое время Нанда вынула из себя фаллос, издавший громкий чавкающий звук, и присела над банкой. Открутила притертую крышку и опустила глаза. Стала следить затуманенным взглядом за тем, как на ее интимных губах собираются блестящие капли смазки. Она стала думать об огромных хуях и это привело что-то внутри ее тела в действие - толстая, тягучая нить повисла над банкой. Нанда принялась ритмично напрягать мышцы влагалища и слегка двигать тазом вверх-вниз, словно трахалась с невидимым членом. Слизь потекла чуть живей, но ее все равно не хватало, чтобы восполнить объем недостающей жижи. На это могло уйти не меньше суток, а утром моряки взломают дверь душевого отделения, если еще раньше не взбунтуются, требуя топлива для своих потемневших от времени дрипок.

Ликвид Не прекращая выцеживать из себя половые секреты, Нанда стала лихорадочно соображать и наконец вспомнила. На корабле были лошади - несколько лошадей картеля этим рейсом переправляли в Нидерланды, оттуда в Германию на выставку. Это было действительно важно для наркобаронов - выход в люди, так сказать. Лошади - это то, с чем девушка могла работать, и Нанда надеялась, что стойло в трюме не охраняют люди картеля. Она могла вывести из строя камеры наблюдения, но сама не справилась бы с сомалийскими наемниками.

Схватив в охапку одежду и рюкзак, Нанда вышла в коридор, быстро прошлепала, стараясь держаться у стены, до узла лестницы. Тремя палубами ниже открыла дверь - та была заперта, но у Нанды нашелся ключ, который девушка предусмотрительно украла у сержанта сразу после поступления на судно.

Прокралась к стойлам, которые располагались весьма для нее удачно - в дальнем конце трюма. Меньше шансов на случайную встречу. Нанда внимательно изучила подходы к стойлу, отыскала глазами камеры - те также удачно были снабжены проводами, отсоединить которые от хаба не составило сложностей для ловкой альбиноски. С беспроводными пришлось бы провозиться чуть дольше.

Она подошла к лошади и сразу ощутила томное шевеление в животе. То, что это была кобыла, не играло никакой роли - по крайней мере, девушка была не из тех ханжей, которые с надутыми щеками в возмущении отпрянули бы, стоило им понять, что существо перед ними не того пола, который хотелось бы. Нанда отвела хвост кобылы в сторону и приблизила лицо к нежной ложбине, утопавшей между половинами массивного крупа. Просунула пальцы в горячую дырочку и принялась массировать, не забывая при этом потрахивать себя резиновым фаллосом. Щель животного увлажнилась - Нанда вытащила пальцы, облизала и затем продолжила ласкать лошадиную пизду языком, пока не почувствовала, что его кончик утопает в слизистых выделениях. Живо вынула язык и поднесла банку.

"Давай, давай, лошадь, поднатужься..." - Сосредоточенно шептала она, наблюдая за тем, как капля за каплей смазка наполняет емкость в ее руках. И все-таки секретов из лошадиного влагалища было не так много, как ожидала девушка. Чтобы наполнить банку, потребуется много часов.

Она отвернулась от лошади, так что со стороны казалось, будто потеряла интерес к сексуальной игре, но на самом деле Нанда внимательно осматривала стойло в поисках подходящего жеребца. Найдя то, что ей было нужно, она, не вынимая из себя искусственного члена, направилась прямиком к коню. Опустилась на пыльную солому подле задних копыт животного и наклонила голову, разыскивая хуй. Нашла и стала массировать. Жеребец, очевидно, был гордостью картеля и выглядел холеным - его член немедленно вылез наружу и огромным шлангом повис под животом. Нанда приблизила губы и поцеловала его конец, затем стала жадно лизать. Поставила банку на пол, чтобы было удобнее обеими руками массировать горячий ствол и яйца.

Она действовала весьма эффективно и конская смазка не заставила себя ждать. Девушка схватила банку и подставила под толстую тяжелую нить, повисшую на конце члена. Банка быстро наполнялась, а девушка свободной рукой поглаживала детородный орган, как бы выдаивая из него стратегически важную для ее работы под прикрытием субстанцию. Экстремально качественный запах самца наводил ее на приятные размышления - она задумалась о том, как хорошо было бы сейчас находиться в окружении дюжины таких массивных членов, чтобы вокруг нее собралась вся команда судна и моряки по-очереди кончили бы на ее обнаженную кожу, а затем заставили бы ее подставить зад каждому жеребцу, после чего девушка вылизала бы кобыл.

Нанда пришла в себя внезапно, когда из конского шланга хлынула сперма. "Подрочила, называется..." - Мелькнуло в ее сознании, которое сразу после этого наполнилось ужасом. Семенная жидкость устремилась в банку, мгновенно наполнила ее и перелилась через край. Девушка отдернула руку, но было уже поздно. Она прикусила губу, глядя на свои залитые спермой пальцы и напряженно размышляя. Удалить семя, которое уже начало смешиваться со смазкой и остатками "Голубого дерева" в банке, не было ни малейшей возможности. Тогда девушка вынула из себя резиновый хуй и принялась болтать им в банке, действуя по велению интуиции - она тщательно перемешивала жидкости. Потом закрыла банку ладошкой и потрясла. Посмотрела на свет - внутри банки все было мутным, но не таким, как можно было ожидать. Это было похоже на неотфильтрованный осадок - при контакте с жидкостями сперма утратила белесый оттенок. Нанда подумала, что есть шанс выкрутиться из положения, а если моряки начнут задавать вопросы, всегда можно сослаться на вейпшоп, перенаправить, так сказать, недовольство - главное успеть выйти в море, а потом об этом забудут.

Голубое дерево

Она запечатала банку, сложила игрушки в рюкзак, тщательно оделась и, присобачив провода камер наблюдения обратно, покинула стойло. Не мешкая направилась в кают-компанию, где в клубах пара ее дожидались члены команды.

 

Кааурурн Гахамхиошл - "Под языком змеи" (фрагменты из книги):

Предисловие - железная женщина-кобыла в творчестве Кааурурна Гахамхиошла
Мадагаскарские механические пауки
Женщина-кошка, женщина-кобыла, женщина-робот
Голубое дерево в трюме
Прослыть чудовищем
Укротитель змеи среди женщин
Хорошо ловится мишка-пищалка
Примкнувшая дева
Хоровод
Остров, который сровняли с водой
Песнь металла и плоти
День влюбленных
Три и еще полдюжины
Круп твоих холмов, живот твоей пустоты
Анархистка
Что внизу, то не наверху
Самая совершенная
См. тж. главу "Тройная мандорла любви" (ссылка на другой домен)
 
РоСД(ТМ)
Разделы РоСД™
Материалы РоСД™
Книги
Copyright © 1997-2018 by Co.S.Ra.RoSD